Что такое ребризёр

Что такое ребризер?

Автор: llAGll Дата: 02 Октябрь 2009 .

Это аппарат, который очищает использованный для дыхания газ. Необходимый для дыхания кислород непрерывно натекает ( подается принудительно) в контур смеси газов. Отработанный газ остается в цепи: он проходит через однонаправленный канал и очищается от СО2. После очистки газ вновь подается в мешок вдоха, затем цикл повторяется.

Ребризер: новая технология?

Знаете ли Вы, что первый аппарат для погружений под воду был ребризером? Он был создан в 1878 инженером Флеуссом и состоял из резиновой маски, подсоединенной к дыхательному мешку, который наполнялся кислородом, подаваемым из медного баллона; углекислый газ поглощался “фильтром”: переплетенными волокнами, пропитанными каустическим поташем (углекислый калий).В 1915 идея Флеусса была заимствована сэром Робертом Дэвисом при создании аппарата для аварийного всплытия с подводных лодок, который затем начали роизводить во всем мире. Ганс Хасс – первый подводный фотограф, погружавшийся на ребризере.

ARO – (кислородный ребризер замкнутого цикла) родом из Италии, был создан в период между I-ой и II-ой Мировыми войнами. В 1933-34 годах итальянские военные водолазы Teseo Tesei и Elios Toschi по достоинству оценили незаменимость этого аппарата в военных операциях, в устройство были внесены некоторые изменения, и оно стало играть первую скрипку в операциях бойцов отрядов Gamma и Maiali.

После войны ARO использовался военно-морским флотом для тренировки дайверов.

ARO по сей день используется при обучении и для погружений на очень большие глубины.

Между тем, в 1969 году компания Dra”ger разрабатывает очень актуальные нитроксные аппараты полузамкнутого цикла и выпускает FGT (этот аппарат до сих пор используется многими военными водолазами).

Позже вышел FGT III, гелиоксный полузамкнутого цикла, для погружений на глубины до 200 метров.

В последующие годы Dra”ger довел до совершенства систему для обеспечения непрерывного потока и занял лидирующие позиции в производстве этих комплектующих.

В 1995 году стали производиться первые ребризеры полузамкнутого цикла для спорта.

На сегодняшний день существует три основных типа ребризеров – кислородные, полузамкнутые и замкнутые аппараты.

Кислородные ребризеры

Данный тип аппаратов используют чистый кислород и являются полностью замкнутыми. История их создания и использования берет свое начало в 19 веке.Данные аппараты активно использовал Ганс Хаас и его жена Лота Хаас – известнейшие подводные исследователи и фотографы. Во время войны данные аппараты активно использовались подводными диверсантами всех стран участниц войны. В настоящее время кислородные ребризеры претерпели незначительные изменения и применяются в основном военно-морскими силами. Аппараты этого типа являются наиболее компактными,простыми по конструкции и надежными. Как правило они содержат один дыхательный мешок ,один баллончик с кислородом и канистру с химическим поглотителем. В дыхательный мешок подается чистый кислород через специальное отверстие-дюзу с определенной скоростью ,либо периодически .Далее вы вдыхаете кислород и выдыхаете уже в канистру с содой –где поглощается образовавшийся углекислый газ и все снова по кругу. Никакой электроники, только манометр.Наиболее известные изделия этого класса – LAR-V немецкой фирмы draeger , Oxyng французской компании spirotechnique , изделия итальянцев от OMG и конечно большое количество советских аппаратов – ИПСА, ИДА-64 , ИДА-76 , ИДА -71 и т.д. Основным недостатком этих аппаратов было и есть – ограничение по глубине – 6 метров.

Полузамкнутые ребризеры

Эти аппараты делятся на два типа : aSCR – аппараты с активной подачей газа и pSCR – с пассивной подачей соответственно.

aSCR – эти аппараты были разработаны в пятидесятых годах и использовались ,как это всегда обычно бывает военными, в основном водолазами –саперами. Принцип работы предельно прост. В баллоны заправляется nitrox (в основном) , газ поступает постоянным потоком через специальную дюзу (draeger Dolphin, Ray) или через регулируемый игольчатый клапан ( Azimuth, Ubs-40) в мешок вдоха ,затем вы выдыхаете соответственно в мешок выдоха , далее газ поступает в канистру с химопоглотителем и опять в мешок вдоха. При этих процедурах , как правило возникает избыток газа, который удаляется в воду через специальный клапан.

aSCR –самые популярные рециркуляционные аппараты на любительском рынке, на сегодняшний день. Они просты , надежны и легки в обучении. Основное их преимущество – экономия газа ,использование смесей нитрокс и малошумность . На аппаратах , в базовой комплектации, нет никакой электроники и рекомендуемые температурные режимы эксплуатации от -1 до +35 градусов , что тоже является преимуществом. Недостатками являются – ограничение по глубине , отсутствие преимуществ по режимам декомпрессии и большая разница между газом в баллонах и газом в дыхательном контуре , что следует учитывать при планировании. Разница тем больше ,чем выше физическая нагрузка и может варьироваться от 5 до 20%.

Наиболее известные модели Mix-55 , Mixegers 78 ( Франция) , Aromix OMG (Италия ), Draeger FGT I ( Германия) , АКА – 60 ( Россия).Наиболее известные модели для любительского рынка – Draeger Dolphin ( Германия ) , Draeger Ray ( Германия) – сняты с производства . Fieno ( Япония) – снят с производства. Azimuth Pro ( Италия ) , UBS -40 ( Италия) – производятся до сих пор.

Читайте также:
Одиссея команды Кусто - сокровища морей

pSCR – отличаются от aSCR тем ,что газ подается не через дюзу ,а через стандартный регулятор в соответствии с минутным потреблением смеси ныряльщика. В результате прямого принудительного добавления газа , состав реальной дыхательной смеси в контуре пассивной системы более постоянный , чем у аппаратов с активной подачей газа и не изменяется значительно при изменении физических нагрузок.

Поскольку аппарат пассивного типа привязан к значению RMV , планирование погружения облегчается.

Основным недостатком этих аппаратов является повышенное сопротивление вдоху –выдоху, поскольку дыхательный мешок располагается в районе поясницы. ( имеются ввиду аппараты Halcyon и его клоны – Ron , SF-1 и т.п.). Интересной разработкой этого направления является аппарат K2-advantage ( у него дыхательный мешок на груди).

Аппараты данного типа слабо распространены и не сертифицированы в Европе .

Замкнутые ребризеры

Подразделяются на eCCR и mCCR .

eCCR – этот тип аппаратов является наиболее сложным ,продвинутым и соответственно дорогостоящим.

Цена изделий колеблется от 9 до 14 тыс .долларов. Это самые тихие аппараты , но самое главное их преимущество – это возможность поддерживать постоянное парциальное давление кислорода , за счет этого происходит эфеективная и быстрая декомпрессия , а также увеличиваются бездекомпрессионные пределы. Как правило, в аппарате используется два баллона- один с кислородом , второй с дилуентом ( воздухом ,тримиксом ,гелиоксом ). В ребризере используется электроника для отслеживания парциального давления кислорода и для подачи кислорода в контур по необходимости ,через электромагнитный клапан ( соленоид). В принципе это все ,отличаются аппараты нюансами – количеством датчиков кислорода , расположением дыхательных мешков ,наличием встроенных декомпрессиметров и т.д. Наиболее известные и популярные аппараты данного типа – Inspiration Vision (Англия) , Megalodon (США) . В настоящее время на рынке появилось достаточно много электронных аппаратов замкнутого типа – Optima (США) , Sentinel ( Англия) , Voyager ( Италия) и т.д. Но лидеры остались прежние .

Самое главное – eCCR требуют к себе уважительного отношения ,повышенного внимания и очень хорошего обучения . Спуски на замкнутых аппаратах требуют больше дисциплины и ответственности ,следовательно их пользователями должны быть люди ,регулярно погружающиеся и хорошо разбирающиеся в специфике ребризеров . При работе с CCR существует повышенный риск нарваться на гипоксию или гипероксию.

mCCR – отличаются от электронных аппаратов тем ,что у них кислород в контур подается не через соленоид по команде компьютера ,а постоянно натекает через дюзу ( почти как в SCR или в простом кислородном аппарате) , но подается он в меньшем количестве чем необходимо организму человека , т.е. где-то 0.6-0.7 л/мин. Электроника присутствует для отслеживания значений po2 . Недостаток кислорода подается вручную. Как это обычно и бывает в нашей стране – что имеем не храним, потеряем плачем . Иностранцы брали наши ИДА-71 и делали из них mCCR . На сегодня самыми популярными аппаратами данного типа являются – KISS ( Канада) , rEVO (Бельгия) , Submatix ( Германия) , Pelagian (Таиланд) .

Ребризер

Ребри́зер (от англ. re — приставка, обозначающая повторение к.л. действия, и англ. breath — дыхание, вдох) — дыхательный аппарат, в котором углекислый газ, выделяющийся в процессе дыхания, поглощается химическим составом (химпоглотителем), обогащается кислородом и подаётся на вдох. Русское название ребризера — Изолирующий дыхательный аппарат, (ИДА). Тот же самый принцип используется в аппаратах типа «кислородный изолирующий противогаз» (КИП), данные аппараты использовались в государственной противопожарной службе МВД. [1]

Содержание

Ребризеры замкнутого цикла

Кислородный ребризер замкнутого типа

Это родоначальник ребризеров вообще. Первый такой аппарат был создан и применен британским изобретателем Генри Флюссом в середине XIX века при работе в затопленной шахте. Кислородный ребризер замкнутого цикла имеет все основные детали, характерные для ребризера любого типа: дыхательный мешок, канистра с химпоглотителем, дыхательные шланги с клапанной коробкой, байпасный клапан (ручной или автоматический), травящий клапан и баллон с редуктором высокого давления. Принцип работы следующий: кислород из дыхательного мешка поступает через невозвратный клапан в легкие водолаза, оттуда, через другой невозвратный клапан кислород и образовавшийся при дыхании углекислый газ попадает в канистру химпоглотителя, где углекислый газ связывается каустической содой, а оставшийся кислород возвращается в дыхательный мешок. Кислород, потребленный водолазом, подается в дыхательный мешок через калиброванную дюзу со скоростью примерно 1 — 1,5 литра в минуту или же добавляется водолазом с помощью ручного клапана. При погружении обжим дыхательного мешка компенсируется либо за счет срабатывания автоматического байпасного клапана, либо с помощью ручного клапана, управляемого самим водолазом. Надо заметить, что, несмотря на название «замкнутый», любой ребризер замкнутого цикла выпускает через травящий клапан пузырьки дыхательного газа во время всплытия. Чтобы избавиться от пузырей, на травящие клапаны устанавливают колпачки из мелкой сетки или поролона. Это простое устройство весьма эффективно и снижает диаметр пузырьков до 0,5 мм. Такие пузырьки полностью растворяются в воде уже через полметра и не демаскируют водолаза на поверхности.

Ограничения, присущие кислородным ребризерам замкнутого цикла, обусловлены в первую очередь тем, что в данных аппаратах применяется чистый кислород, парциальное давление которого и является ограничивающим фактором по глубине погружения. Так в спортивных (рекреационных и технических) системах обучения этот предел составляет 1,6 ата, что ограничивает глубину погружения 6-ю метрами в теплой воде при минимальной физической нагрузке. В военно-морском флоте ФРГ такой предел составляет 8 метров, а в ВМФ СССР — 22 метра.

Читайте также:
Приключения тела - испытание морской болезнью

Химический ребризер замкнутого цикла с предварительно приготовленной смесью

Такая модель в мире только одна и называется она ИДА-71 (Russian IDA71 military and naval rebreather, его дальнейшее развитие называется ИДА-85, но про этот ребризер мало чего известно). Сделано в СССР. Детали этого аппарата такие же, как и у кислородного ребризера замкнутого цикла, но с двумя отличиями. Во-первых есть автомат промывки. Это механическое устройство, которое при достижении глубины 18-20 метров (точнее его отрегулировать нельзя) прекращает подачу чистого кислорода в дыхательный мешок и начинает подачу смеси, состоящей из 40 % кислорода и 60 % азота (то есть Нитрокс). Вторая (и главная) особенность состоит в наличии у ИДА-71 двух канистр химпоглотителя. В первую заряжается обычный химпоглотитель на основе каустической соды, а во вторую — вещество О3 (о-три), созданное на основе пероксида натрия. Вещество О3 способно не только поглощать углекислый газ, но и выделять кислород. Принцип работы ИДА-71 состоит в том, что потребление кислорода водолазом компенсируется не только за счет подачи свежей дыхательной смеси, но и за счет выделения кислорода веществом О3. Таким образом, не возникает (по крайней мере теоретически) избытка дыхательной смеси и аппарат не выпускает пузырьков газа, получая право называться «замкнутым».

Поскольку скорость выделения кислорода веществом О3 непостоянна и зависит от множества неподдающихся учету факторов, таких, как, например, температура воды, то невозможно точно определить содержание кислорода в дыхательном мешке ребризера, но эта задача и не ставится. Просто водолаз должен скрытно выполнить боевое задание. Ограничения для данного аппарата заложены в самой его конструкции и кроме непредсказуемости содержания кислорода в дыхательном газе обусловлены еще и применением крайне опасного вещества О3. Если на вещество попадет вода — начинается бурная реакция с выделением кислорода, что, при протечке аппарата означет смерть от кислородного отравления на глубине. Ни одна из стран не запустила в серию подобный аппарат и не экспериментировала с ним в силу его крайней непредсказуемости и опасности.

Для планирования погружений используются декомпрессионные таблицы, рассчитанные под данный аппарат из предположения, что парциальное давление кислорода 3,2 ата вполне безопасно.

Ребризер замкнутого цикла с ручной подачей кислорода

Эта система называется ещё K.I.S.S. (Keep It Simple Stupid) и изобретена канадцем Гордоном Смитом. Это ребризер замкнутого цикла с приготовлением смеси «на лету» (selfmixer), но в максимально простом исполнении. Принцип работы аппарата состоит в том, что используются 2 газа. Первый, называемый дилюэнтом, подается в дыхательный мешок аппарата через автоматический байпасный клапан для компенсации обжима дыхательного мешка при погружении. Второй газ (кислород) подается в дыхательный мешок через калиброванную дюзу с постоянной скоростью, меньшей, однако, чем темп потребления кислорода водолазом (примерно 0,8-1,0 литров в минуту). При погружении водолаз обязан сам контролировать парциальное давление кислорода в дыхательном мешке по показаниям электролитических датчиков парциального давления кислорода и добавлять недостающий кислород с помощью ручного клапана. На практике это выглядит так: перед погружением водолаз добавляет в дыхательный мешок какое-то количество кислорода, устанавливая по датчикам требуемое парциальное давление кислорода (в пределах 0,4-0,7 ата). В процессе погружения для компенсации по глубине в дыхательный мешок автоматически добавляется газ-дилюэнт, снижая концентрацию кислорода в мешке, но парциальное давление кислорода остается относительно стабильным из-за роста давления водяного столба. Достигнув запланированной глубины, водолаз с помощью ручного клапана устанавливает какое-либо парциальное давление кислорода (обычно 1,3) работает на грунте, раз в 10-15 минут контролируя показания датчиков парциального давления кислорода и добавляя при необходимости кислород для поддержания необходимого парциального давления. Обычно за 10-15 минут парциальное давление кислорода снижается на 0,2-0,5 ата в зависимости от физической нагрузки.

Теоретически в качестве газа-дилюэнта может использоваться не только воздух, но и trimix, что позволяет погружаться с таким аппаратом на весьма приличные глубины, однако относительное непостоянство парциального давления кислорода в дыхательном контуре затрудняет точный расчет декомпрессии. Обычно с такими аппаратами погружаются не глубже 40 метров, хотя известны случаи успешного использования в качестве газа-дилюэнта trimix и погружений на глубины 50-70 метров. Самым глубоким погружением с аппаратом подобного типа можно считать выходку Матиаса Пфайзера, нырнувшего в Хургаде на 160 (сто шестьдесят) метров. Кроме датчиков парциального давления кислорода Матиас использовал еще и компьютер VR-3 с кислородным датчиком, который отслеживал парциальное давление кислорода в смеси и рассчитывал декомпрессию с учетом всех изменений дыхательного газа. В общем, все было достаточно безопасно, но повторять этот подвиг Матиас никому не рекомендовал. И правильно сделал.

Читайте также:
Российские дайверы готовятся поставить мировой рекорд

Существует великое множество переделок коммерческих, военных и спортивных ребризеров под систему K.I.S.S., но всё это, разумеется неофициально и под личную ответственность переделавшего и использующего их водолаза.

Ребризер замкнутого цикла с электронным управлением

Собственно настоящий ребризер замкнутого цикла (electronicaly controled selfmixer). Первый в истории такой аппарат был изобретен Вальтером Старком и назывался Electrolung. Принцип функционирования состоит в том, что газ-дилюэнт (воздух или Trimix или HeliOx) подается ручным или автоматическим байпасным клапаном для компенсации обжима дыхательного мешка при погружении, а кислород подается с помощью электромагнитного клапана, управляемого микропроцессором. Микропроцессор опрашивает 3 кислородных датчика, сравнивает их показания и усредняя два ближайших, выдает сигнал на соленоидный клапан. Показания третьего датчика, отличающиеся от двух других сильнее всего — игнорируются. Обычно соленоидный клапан срабатывает раз в 3-6 секунд в зависимости от потребления водолазом кислорода.

Погружение выглядит примерно так: водолаз вводит в микропроцессор два значения парциального давления кислорода, которые электроника будет поддерживать на разных этапах погружения. Обычно это 0,7 ата для выхода с поверхности на рабочую глубину и 1,3 ата для нахождения на глубине, прохождения декомпрессии и всплытия до 3 метров. Переключение осуществляется тумблером на консоли ребризера. В процессе погружения водолаз обязан контролировать работу микропроцессора для выявления возможных проблем с электроникой и датчиками.

Конструктивно ребризеры замкнутого цикла с электронным управлением практически не имеют ограничений по глубине и реальная глубина, на которой возможно их использование, обусловлена в основном погрешностью кислородных датчиков и прочностью корпуса микропроцессора. Обычно предельная глубина составляет 150—200 метров. Других ограничений электронные ребризеры замкнутого цикла не имеют. Основным недостатком этих ребризеров, существенно ограничивающим их распространение является высокая цена самого аппарата и расходных материалов. Важно помнить, что обычные компьютеры и декомпрессионные таблицы не подходят для погружений с электронными ребризерами, поскольку парциальное давление кислорода остается неизменным на протяжении практически всего погружения. С ребризерами такого типа должны использоваться либо специальные компьютеры (VR-3, HS Explorer) или же погружение должно рассчитываться предварительно с помощью таких программ, как Z-Plan или V-Planer. Обе программы бесплатные и рекомендованы для применения производителями и создателями всех электронных ребризеров.

Ребризеры полузамкнутого цикла

Ребризер полузамкнутого цикла с активной подачей

Это наиболее распространенный в спортивном дайвинге тип ребризера. Принцип его действия в том, что в дыхательный мешок с постоянной скоростью подается через калиброванную дюзу дыхательная смесь EANx Nitrox. Скорость подачи зависит только от концентрации кислорода в смеси, но не зависит от глубины погружения и физической нагрузки. Таким образом, концентрация кислорода в дыхательном контуре остается постоянной при постоянной физической нагрузке. Очевидно, что при таком способе подачи дыхательного газа возникают его излишки, которые удаляются в воду через травящий клапан. Вследствие этого ребризер полузамкнутого цикла выпускает несколько пузырьков дыхательной смеси не только при всплытии, но и при каждом выдохе водолаза. Стравливается примерно 1/5 часть выдыхаемого газа. Для повышения скрытности на травящие клапаны могут устанавливаться колпачки-дефлекторы, аналогичные применяемым в кислородных ребризерах замкнутого цикла.

В зависимости от концентрации кислорода в дыхательной смеси EANx (Nitrox) может варьироваться в пределах от 7 до 17 литров в минуту, таким образом, время нахождения на глубине при использовании ребризера полузамкнутого цикла зависит от объема баллона с дыхательным газом. Глубина погружения ограничивается парциальным давлением кислорода в дыхательном мешке (не должно превышать 1,6 ата) и установочным давлением редуктора. Дело в том, что истечение газа через калиброванную дюзу имеет сверхзвуковую скорость, что позволяет сохранять подачу неизменной до тех пор, пока установочное давление редуктора превышает давление окружающей среды в два или более раз.

Ребризер полузамкнутого цикла с пассивной подачей

Весьма малораспространенный тип ребризера, представленный в настоящее время только аппаратом Halcyon RB-80, который имеет сертификат безопасности для США и Европы. Принцип работы аппарата состоит в том, что от 1/7 до 1/5 выдыхаемого газа принудительно стравливается в воду, а объем дыхательного мешка заведомо меньше объема легких водолаза. За счет этого на каждый вдох в дыхательный контур подается свежая порция дыхательного газа. Такой принцип позволяет использовать в качестве дыхательной смеси любые газы, кроме воздуха и весьма точно поддерживать концентрацию кислорода в дыхательном контуре вне зависимости от физической нагрузки и глубины. Поскольку подача дыхательного газа осуществляется только на вдох, а не постоянно, как в случае с ребризерами с активной подачей, то ребризер полузамкнутого цикла с активной подачей ограничен по глубине только парциальным давлением кислорода в дыхательном контуре. Существенным отрицательным моментом в конструкции ребризеров полузамкнутого цикла с пассивной подачей является то, что автоматика приводится в действие за счет дыхательных движений водолаза. Из аппаратов, использующих подобный принцип известны французский ребризер Interspiro и немецкий СoRa. Первый не выпускается с середины 60-х годов прошлого века, а второй существует в единичных экземплярах, хотя и является относительно недавней разработкой.

Читайте также:
Дайвинг и дети

Механический селфмиксер

Весьма редкая конструкция ребризера полузамкнутого цикла. Первый такой аппарат был создан и испытан Draeger в 1914 году. Принцип работы следующий: имеются 2 газа (кислород и дилюэнт), которые подаются через калиброванные дюзы в дыхательный мешок, как в ребризере полузамкнутого цикла с активной подачей. Причем, подача кислорода осуществляется с постоянной объемной скоростью, как в замкнутом ребризере с ручной подачей, а дилюэнт поступает через дюзу с дозвуковой скоростью истечения, причем количество подаваемого дилюэнта увеличивается с увеличением глубины. Компенсация обжима дыхательного мешка осуществляется подачей дилюэнта через автоматический байпасный клапан, а избытки дыхательной смеси стравливаются в воду так же, как в случае с ребризером полузамкнутого цикла с активной подачей. Таким образом, только за счет изменения давления воды в процессе погружения происходит изменение параметров дыхательной смеси, причем в сторону уменьшения концентрации кислорода при увеличении глубины. Механическим селфмиксерам свойственно изменение концентрации кислорода в дыхательном мешке при изменении физической нагрузки, и это прямое следствие того, что их принцип действия очень схож с принципом, по которому построены полузамкнутые ребризеры с активной подачей.

Ограничения по глубине для механического селфмиксера такие же, как для ребризера полузамкнутого цикла с активной подачей с тем исключением, что только установочное давление кислородного редуктора должно превышать давление окружающей среды в 2 и более раз. По времени же селфмиксер в основном ограничен объемом газа-дилюэнта, скорость подачи которого увеличивается с глубиной. В качестве газа-дилюэнта могут использоваться воздух, Trimix и HeliOx.

Ребризеры

Ребризер (от английского re-breathe – что можно трактовать как повторный вдох) – это изолирующий аппарат искусственного дыхания. Их история насчитывает уже около 130 лет, но они не получили широкого распространения. Особенно это касается нашей страны. Ранее использовались военными, поэтому вся информация о них была засекречена вплоть до 60-х годов прошлого столетия. Сейчас ситуация изменилась. Ребризеры доступны любителям подводного плавания. Многие считают их использование нецелесообразным. Противники ребризеров объясняют свою точку зрения сложностью их конструкции и необходимостью прохождения специальных обучающих курсов. Тем не менее, производители продолжают создавать новые модели. На сегодня существует как минимум два аппарата такого типа, ориентированные на любителей.

Изделия становятся все более популярными и пользуются спросом. В статье мы собрали всю основную информацию об аппаратах данного типа, их устройстве, а также курсах и сервисных центрах, доступных на территории РФ.

Ребризеры «Dolphin» и «Ray»

Компания «Draeger» – лидер на рынке аппаратов данного типа. Она существует еще с 1889 года и специализируется на защите органов дыхания. Помимо ребризеров производит реанимационную медицинскую аппаратуру, а также средства защиты от пыли и газов во время проведения работ по спасению. Разрабатываются концерном и аппараты подводного дыхания различных типов. В 2000 году «Draeger» вошла в группу компаний «Aqualung».

Лучшие модели аппаратов полузамкнутого типа – «Dolphin» («Дельфин») и «Ray» («Луч»). Они являются первыми не только среди изделий этой компании, но и конкурентных. Опыт пользователей позволил разработчикам вносить коррективы и принять ряд инновационных решений касательно конструкции. Благодаря этому удалось максимально упростить эксплуатацию прибора. Ребризеры этих моделей популярны не только заграницей, но и в нашей стране.

Конструкция

Изготавливаются эти ребризеры из прочного износостойкого материала. Даже при частой эксплуатации сохраняют свои свойства. При осмотре «Dolphin» и «Ray» выглядят как сложное снаряжение. На самом же деле работать с ними куда проще, чем кажется. Конструкция продуманная. Каждый элемент узнаваем, что не позволяет пользователю что-либо перепутать при подготовке к погружению. Ошибиться практически не возможно. Более того принцип работы обоих ребризеров одинаков. Таким образом, освоив «Ray», вы сможете работать и с моделью «Dolphin».

Суть работы и главное отличие от обычного акваланга – отработанный воздух не выводится в окружающую среду (если говорить о воде, мы имеем пузырьки). Он поступает в канистру со специальным абсорбентом. Там происходит очистка газа от CO2. Очищенный воздух проходит через блок с дозатором. В процессе газ обогащается частицами кислорода, и он снова пригоден к дыханию.

В дозаторе есть несколько дюз (калибровочных отверстий). Обеспечивает прохождение воздуха специальная конструкция. Это происходит со сверхзвуковой скоростью, благодаря чему смесь, обогащенная кислородом, подается непрерывно. Англоязычные пользователи называют этот процесс «constant flow rate».

На скорость подачи и ее количество влияет только пропускная способность калибровочного отверстия и требуемого содержания кислорода в готовой смеси. Глубина погружения и сила физической нагрузки не играют роли. Возникает вполне закономерный вопрос: что если подводник вынужден воспользоваться дополнительным кислородом (например, такая ситуация как очистка маски)? Также бывают случаи, когда приходится увеличить интенсивность нагрузки. Но и для такой ситуации есть решение. В аппаратах этих моделей есть «by bass valve» специальное устройство, находящиеся во второй ступени. При необходимости оно активируется автоматически. Таким образом, ныряльщик обеспечивается достаточным количеством смеси.

Читайте также:
Как выбрать регулятор для дайвинга

А что происходит с излишками воздуха? Ведь они могут образоваться, если интенсивность потребления уменьшается. Например, такое происходит при фото- или видеосъемке, когда ныряльщик то и дело останавливается, чтобы выбрать удачный ракурс. На такой случай тоже готово решение: за спиной дайвера расположен специальный клапан, через который удаляется лишний воздух. Таким образом, пузырьки газа не мешают обзору, так как вовсе не видны человеку. Наличие такого устройства относит аппарат к классу полузамкнутых ребризеров.

Стандартная комплектация

В «Dolphin» есть три дюзы специально откалиброванных под готовую смесь нитрокс с разным содержанием 02 (вариации – 40%, 50% или 60%). Опционно допускается установка отверстий под 32% или 100%. Дыхательная смесь подается из баллона с давлением 200 бар. К нему присоединяется редуктор. Здесь у «Луча» и «Дельфина» наблюдается различие в конструкции. Для «Ray» он мембранный, а «Dolphin» – поршневой.

Корпус «Дельфина» оснащен специальным креплением под пони-баллон, из которого можно поддуть жилет для компенсации. Таким образом, эргономичность расходования смесей из основного запаса повышается. Также это спасет в экстренной ситуации – есть запасной объем воздуха. К «Лучу» полагается октопус типа «Shark». Он устанавливается в редуктор.

Компания-производитель рекомендует пользователям в качестве абсорбента использовать поглощающую смесь «Divesorb». Она имеет структуру полусферических гранул, что обеспечивает ей преимущества перед другими. Благодаря малому сопротивлению потоку воздуха канистра заполняется абсорбентом однородно. На гранулы нанесено специальное покрытие, предотвращающее их истирание и пылеобразование даже при максимальной нагрузке.

Уделим внимание канистрам.

Модель Объем канистры в кг Время погружения в минутах
«Dolphin» 2,25 250
«Ray» 1,25 110

Заявленный ресурс поглотителя у «Дельфина» высок (более 4 часов), он укомплектован специальным фланцем. Он устанавливается в канистру. Это необходимо для менее продолжительных погружений.

Чтобы контролировать изменения давления в баллоне, модели укомплектованы штатным манометром. Для «Dolphin» опционально устанавливается датчик кислорода. Он отображает парциальное давление в дыхательном контуре.

Невозвратные клапаны, устанавливаемые по обе стороны от загубника, имеют две задачи:

  • направление потока воздуха исключительно в одном направлении;
  • предотвращение попадания воды в дыхательный контур.

Благодаря этому исключена возможность образования «коктейля» в канистре из-за попадания в него влаги.

У «Dolphin»в качестве регулятора плавучести есть крыло, максимальная сила подъема которого – 27 фунтов. Также на нем находятся два стравливающих клапана. Инфлятор имеет особенную конструкцию. Это позволяет применять его как дополнительный клапан. Быстросбрасываемые грузы расположены непосредственно на подвеске, стабилизирующие находятся в специальных карманах.

У «Ray» данный модуль представлен в виде классического жилета. Он также оснащен стравливающим клапаном, кармашками для стабилизирующих грузов.

Мифы и заблуждения

В первую очередь среди подводников-любителей распространено заблуждение о сложной конструкции ребризера. Многие отказываются от аппарата такого типа, считая, что не смогут освоить их. Страх внушает также необходимость сборки аппарата перед погружением.

Но все опасения ложные. Конструкция настолько проста и продумана, что риск ошибки минимизирован практически до нуля. Все элементы, относящиеся к циклу вдоха, имеют черную пометку. Детали для выдоха – красную.

Преимущества использования

В первую очередь к плюсам относят увеличение времени, которое можно провести под водой при меньшем объеме дыхательной смеси. Ребризеры практически бесшумны. При этом звука от него достаточно, чтобы отпугнуть мирных обитателей моря, как, например, дельфинов и тюленей, а также китовых акул. Дайверу это обеспечит спокойный обзор.

Подводник, погружающийся с ребризером, имеет независимую от цикла вдох-выдох плавучесть – общий объем газа практически не меняется. И самое важное: воздух, подаваемый ныряльщику, подогрет и увлажнен. Это не только обеспечивает больший комфорт, но и значительно снижает риск декомпрессионной болезни.

История ребризеров

В 1878 году офицер торгового флота Генри Флюсc разработал аппарат замкнутого цикла. Аппарат выглядел следующим образом:

На лице водолаза была герметичная маска и от нее шли две трубки к дыхательному мешку и коробке, в которой был едкий калий для поглощения углекислоты. Баллон, находящийся на спине был наполнен кислородом под высоким давлением. Водолаз вдыхал кислород и выдыхал смесь кислорода с выработанной организмом углекислотой, которая в свою очередь далее поглощалась едким калием и далее кислород, очищенный от углекислого газа поступал для нового вдоха. При помощи ручного клапана дайвер регулировал поступление новой порции кислорода, то есть система подачи кислорода была полностью ручной.

Физика процесса была довольно простой. Воздух содержит около 80% азота, около 20% кислорода, плюс сотые доли процента углекислоты. Отработанный или выдыхаемый воздух содержит уже около 15-16% кислорода, также 80% азота и уже 4-5% углекислого газа. Воздух, двигающий в замкнутом цикле будет накапливать углекислоту и поэтому необходимо его удалять при поглощения его химикатом, параллельно компенсируя содержание кислорода, который содержится в специальном баллоне. Практически, получается, что дайвер сам конструирует себе дыхательную смесь. Если дайвер желает дышать смесью кислорода с азотом, то тогда необходимо взять с собой и баллон с азотом.

Собственно в этом и состоит основной принцип регенерации и соответственно принцип аппарата замкнутого цикла.

Самые первые испытания Флюсс проводил в бассейне лондонского Политехнического института. Результат на этих небольших глубинах в бассейне был отличным. Флюсс мог находиться под водой более часа и, затем, было принято решение об испытании этого аппарата в реальных морских условиях.

Глубина первого погружения в море была 5,5 метров. Дыхательный мешок был наполнен обычным воздухом, а в баллоне был чистый кислород, к ногам, для придания себе отрицательной плавучести, были привязан свинец и железные цепи. Страховочный конец связывал Флюсса с поверхностью. Через некоторое время страховочный конец ослаб и смелого экспериментатора немедленно подняли на поверхность. В лодке у Флюса началась рвота с кровью, которая прекратилась через некоторое время и, уже через несколько дней, Флюсс возобновил испытания. На тот момент никто не знал о токсических свойствах кислорода на глубине, равно как никто не предполагал то, что это смертельно опасно.

Флюсс экспериментировал. В одно из погружений он попробовал прекратить вообще подачу кислорода, что незамедлительно вылилось в потерю сознания.

Исследовательская страсть Флюсса было продиктована природной любознательностью Флюсса и желанием исследовать подводные глубины, но практическое применение его аппарат получил тогда поначалу только шахтах при проведении спасательных работ.

Фирма “Зибе, Горман и К°” приняла разработку Флюсса и построила аппарат «Имен-110». Впоследствии этот аппарат прекрасно показал себя при спасении шахтеров в 1880 и в 1882 году. В данных случаях он использовался как противогаз.

Далее в стенах КБ фирмы “Зибе, Горман и К°” конструкторы совместили аппарат Флюсса со скафандром Зибе и сей гибрид нашел свое применение в затопленных шахтах, поскольку проникновение туда водолаза со шлангами было крайне опасно.

Через год после испытания преимущества аппарата подтвердились и виной тому стала трагедия произошедшая при прокладке тоннеля под рекой Северн. Вода прорвалась и затопила тоннель. Возникла необходимость закрыть шлюз и, соответственно, были вызваны водолазы. Глубина шахты составляла 61 метр и расстояния в тоннеле до шлюза 305 метров. Все попытки водолазов, в частности даже такого опытного и известного профессионала как Александр Ламберт, были безрезультатны.

Узнав об этом, Генри Флюсс немедленно предложил свои услуги. Дорогу Флюсcу показывал Ламберт. В полнейшей темноте Флюсс медленно двигался вдоль тоннеля. В процессе прохождения обвалился потолок и Флюсс повернул обратно.

Затем он предпринял еще несколько тщетных попыток достичь цели, и тогда Ламберт сам решил спуститься, используя аппарат Флюсса. Ламберт мотивировал свое предложение тем, что лучше знает этот тоннель и вообще имеет больший опыт в спасательных и водолазных работах. Расчет оказался верным и опытный и отважный водолаз решил поставленную задачу. Добравшись до шлюза, он закрыл один клапан, пробыв под водой более полутора часа. Во время второго спуска Ламберт полностью закрыл шлюз.

Теперь можно было освобождать тоннель от воды и камней. И тем не менее изобретение Флюсса практически не привлекло к себе внимание, несмотря на колоссальный успех аппарата Флюсса, и только 1902 году фирма “Зибе, Герман и К°”приняла решение о дальнейшей модернизации этой техники. Предложение поступило лично от управляющего компанией и разработчика, по совместительству, Роберта Дэвиса. Дэвис имел свои соображения по улучшению, которые и изложил Флюссу. Флюсс согласился и кислородный аппарат был значительно модернизирован. Стальной баллон заменил медный, и таким образом запасы кислорода увеличились в пять раз. Поглотитель углекислоты был заменен на более современный, но, самое главное, было то, что ручной клапан был заменен на редукционный, работающий по принципу клапана Рукейроля—Денейруза.

Что такое ребризеры?

Философия ребризера кроется в его названии. По-английски слово « rebreathing» означает «дыхание регенерированными газами». Если попробовать перевести «rebreather» на русский язык, то получится что-то типа «передышатель»-смешно и непонятно. Поэтому изначально во всем мире этот аппарат называют по-английски, аналогично футболу, баскетболу и другим вещам, появившимся в туманном Альбионе .
Ребризеры – это захватывающий и волнующий мир, мало известный широкой аудитории. У ребризеров долгая фантастически интересная история, успешное настоящее и блестящее будущее. Ребризеры применяются везде, где требуется изоляция дыхательной системы отдельного человека от окружающей среды. Нас, конечно, больше интересует подводное применение ребризеров.

Почему люди начинают нырять на ребризерах? Для этого существует множество причин.
Для меня в первую очередь, дайвинг с ребризером – это удовольствие. Есть замечательный термин «акватичность», который определяет, насколько комфортно чувствует себя человекв воде, насколько он смог сроднится с водой. Обычно это слово используют фридайверы для оценки степени совершенства подводного ныряльщика. Именно «акватичность» приходит мне на ум, когда я пытаюсь описать ощущения от использования ребризера. Ребризер придает особую силу чувству подводного полета, известного всем кто ныряет и погружается под воду. В акваланге наша плавучесть постоянно меняется в зависимости от дыхания. Конечно, можно сравнительно легко научится управлять плавучестью дыханием, но, тем не менее, ощущение полета остается каким-то смазанным, не таким, как при нырках на задержке дыхания. В ребризере парение никак не связано с нашим дыханием, можно дышать как угодно и парить по-настоящему! Это – как нырок фридайвера, но растянутый на несколько часов, как волшебный сон наяву.
Возможность находится под водой очень долго – то, что также привлекает в ребризере. Смотреть, как стрелка твоего манометра практически стоит на месте. А ты все плаваешь и плаваешь – это завораживающее зрелище. Ты становишься настоящим подводным жителем! У тебя в запасе многие часы, и ты скорее устанешь, чем у тебя кончится газ.
Устаешь с ребризером под водой не так быстро, как с аквалангом: отсутствует то, что отбирает силы у дайвера с аквалангом – дыхание холодным сухим воздухом. В ребризере дайвер дышит подогретым, влажным найтроксом. Это очень физиологично. После дайвинга с ребризером из воды выходишь более бодрым и полным сил, чем вошел в нее. Там, где с аквалангом ты неминуемо замерз бы, с ребризером будешь чувствовать себя очень комфортно: химическая реакция в поглотителе дает тепло, которое согревает изнутри. Отсутствие обезвоживания и тепло – залог профилактики декомпрессионных заболеваний. Но и это не все! Большинство типов ребризеров дают существенное расширение бездекомпрессионных пределов. Достигается это за счет увеличения доли кислорода и снижения доли инертного газа в дыхательной смеси. Особенно ярко это преимущество проявляется на глубинах до 30 метров. Более глубокие спуски дадут примерно двукратный выигрыш во времени. По этой же причине происходит многократное снижение декомпрессионного времени для декомпрессионных дайвов. Если проводите достаточно длительные погружения, то с ребризером декомпрессия займет гораздо меньше времени. К примеру, пребывание на глубине 30 метров в течении часа с замкнутым ребризером потребует всего 11-минутной декомпрессии против 74 минут, если бы вы дышали воздухом по открытой схеме.
Лично я считаю, что пока нырять с обычным – привычным аквалангом – проще. И если человек ныряет два раза в году в стандартном режиме в теплых морях с надежными дайв – центрами, у которых все налажено под использование скубы, то не стоит придумывать себе лишних сложностей.
Но если для человека дайвинг – это уже образ жизни, то он может на собственно м опыте испытать, что такое ребризер и решить для себя »мне это не нужно» или, наоборот, «это – мое!» – и заложить фундамент на будущее, а потом его реализовать, это свое будущее.

Все ребризеры равны. Но некоторые из них равнее других.

Основой для этой заметки послужил мой устный ответ на заданный мне вопрос, почему я не являюсь фанатом пассивных полузамкнутых ребризеров, а использую другие принципы в своих конструкциях. Я сразу хочу отметить, что отношусь к PSCR хорошо – для меня они такие же ребризеры как и все остальные типы, но ряд мотивов, о которых я напишу ниже заставляют меня работать в другом направлении. Впрочем, я вполне готов, при случае использовать их для погружений – ни каких внутренних запретов нет.
Больше ребризеров, хороших и разных.

Утверждение первое. «Все ребризеры почти одинаковы».
Большинство ребризеров настолько близки друг к другу по своим принципам работы и эксплуатации, что очень просто переделать один тип ребризеров в другой. Например, можно взять регенеративный ребризер ИДА-71 и сделать из него практически любой возможный тип ребризера:
– простой (без регенерации) кислородник,
– ASCR,
– mCCR (KISS),
– eCCR
– селфмиксер,
– смесевой регенеративный ребризер с электронным контролем парциального давления (по типу моего RVM-3),
– смесевой регенеративный ребризер с постоянной подачей смеси (по типу ИДА-72).

Несколько в стороне стоит PSCR поскольку из него можно сделать любой другой тип ребризера, но вот прочих типов сделать PSCR несколько затруднительно, хотя и возможно для некоторых случаев.

Утверждение второе. «Основное отличие ребризеров в точности подачи смеси НЕОБХОДИМОЙ дайверу».
Ребризеры в целом делятся на две основных группы.
Первые работают по принципу: «С точностью до грамма!» Эти аппараты позволяют точно отслеживать потребление дайвером кислорода и очень экономно тратят газы.
К этому типу относятся:
– кислородники,
– регенеративные кислородники,
– mCCR (KISS),
– eCCR
– смесевой регенеративный ребризеры без контроля контролем парциального давления,
– смесевой регенеративный ребризер с электронным контролем парциального давления (по типу моего RVM-3).
Кислородник обеспечивает свою точность за счет простоты принципа своей работы, mCCR (KISS) и eCCR обеспечивают свою точность за счет использования кислородных датчиков, а регенеративные ребризеры за счет баланса исходных/конечных веществ в химических реакциях.

Вторые действуют по принципу: «Бери больше, кидай дальше!».
Это:
– ASCR,
– PSCR,
– селфмиксер.

Я подозреваю, что сейчас фанаты PSCR встрепенутся и начнут с блеском в глазах рассказывать о ВСЕГО 10% по сравнению с ОЦ.
Посмотрим, во что это выльется в реальных условиях.
Итак нам надо нырнуть на 100 метров и провести там 10 минут.
Донный газ Tx12/64 (RMV=24 л/мин.), декогазы EAN50 и O2 (RMV=20 л/мин.)
Общее время погружения 104 минуты.
Потрачено
– O2 – 1301,1 л
– EAN50 – 910,9 л
– Tx12/64 – 4290,1л
Сложив все газы и разделив на 200 бар получим 34 сжатых литра. Понятное дело, что в реальности надо будет учесть еще правило третей и двойной запас декогаза для напарника. Это не важно – мы сравниваем чистый расход на дыхание.

Возьмем теперь идеальный PSCR и предположим, что он действительно тратит 10% от ОЦ. Это будет 3,4 сжатых литров

Теперь возьмем eCCR.
Дилуент Tx12/64.
Общее время погружения 80,6 минут (оно меньше за счет того, что eCCR всегда готовит оптимальную для данной глубины смесь).
Предположим, что дайвер поглощает по 1 литру в минуту, а объем контура 8 литров. Получим 81 литр кислорода и 88 литров дилуента. Т.е. 0,835 сжатых литров газов. Это в 40 раз (в сорок раз. ) меньше, чем у PSCR.
Вопросы есть?

Утверждение третье. «Одним из важнейших параметров ребризера является расположение дыхательных мешков относительно тела дайвера».

Самый лучший в этом отношении вариант, такой как у Инспирейшина – мешки, спадающие с плеч на грудь. Следующим по удобству идет как не странно старомодный хомут на шею как у ИДА-59.
Сопротивление дыханию за счет разницы давлений у этих двух типов практически отсутствует.
Далее по удобству идут мешки, плотно прижатые к спине (ИДА-71, Фиено) или к груди (LAR-V). И хотя сопротивление у одних идет на вдохе, а у других на выдохе, комфортность дыхания примерно одинаковая – просто устают разные дыхательные мышцы.
И наконец замыкает ряд «по удобству дыхания» аппараты с противолегким в самое необычное место – НА ПОПЕ. А в попе, как известно легких нет, поэтому и у этих аппаратов есть проблемы с дыханием. По стечению обстоятельств, этими аппаратами являются большинство современных PSCR.
У PSCR ситуация обостряется тем, что механизм данного типа ребризера работает за счет дыхания, тем самым создается дополнительное сопротивление.

Вопрос. «А хорошо ли то, что PSCR не нужно постоянно контролировать, как mCCR и eCCR?»Для себя я сделал вывод, что ребризер НУЖНО контролировать постоянно, даже если он не требует этого для непосредственного выполнения своей работы.

Что такое ребризёр

В январе 2007 инструктор IART Симон Таунсенд начал размышлять о том, чтобы такое сделать, чтобы подвергнуть ребризеры действительно серьезному испытанию. Поделившись своими мыслями с друзьями, было решено, что наилучший вариант – это длительное погружение с ребризером в открытой воде.

Европейская организация IART (International Association of Rebraether Trainers) кроме своей основной деятельности – обучение и сертификация ребризер-дайверов, всегда уделяла огромное значение популизированию ребризеров среди ныряющего сообщества. Основателям и инструкторам этой организации уже принадлежат лавры нескольких мировых рекордов по погружениям с ребризерами. Кроме испытательной части, это погружение должно было нести благотворительную функцию в виде сбора средств для содействия в области лечения раковых заболеваний.

Сначала разговор шел о 24-часовом погружении, но, изучив имеющуюся информацию на эту тему, Симон и его единомышленники, обнаружили что пара американских дайверов уже провели 24 часа на глубине 2 метра, так что в результате было решено, предпринять попытку провести 25 часов на глубине 10 метров. Глубина, конечно, не очень большая, но ведь речь не о глубине, а о длительности погружения и расширении пределов человеческих возможностей.

Следующим шагом после определения формата погружения было составление плана, и совместно с друзьями, инструкторами IART Марком Моссом и Яном Рейдом, приступили к серьезному планированию. Прежде всего, были проведены сравнения с помощью декомпрессионного программного обеспечения Deco Check, V-Planner и Gap. Цель состояла в том, чтобы во время погружения парциальное давление кислорода (PPO2) не падало ниже 0,5 бара, даже в случае аварийной ситуации. Было решено спустить под воду второй ребризер и расположить его на декомпрессионной станции, которая также была бы и местом встреч под водой. Таким образом, если бы ребризер Симона отказал, в любой момент возможно было бы переключиться на аппарат открытого цикла (bail out), подняться к декомпрессионной станции, поменять ребризеры и продолжить погружение. Состав и количество смесей были рассчитаны для наихудшего развития событий.

Основным ребризером был выбран GDS (German Diving Systems) AH1 PASCR (Passive Addition Semi Closed Rebreather), а резервным – Draeger Dolphin. С AH1 возможно легко провести на глубине до10 часов, не меняя химпоглатитель, и при выдохе теряется в окружающую среду лишь 1/8 часть выдыхаемого газа. Но было очевидно, что все равно придется в какой-то момент поменять аппарат для замены химпоглатителя. Чтобы это сделать, необходимо было по прошествии 8 часов погружения подняться к декомпрессионной станции и заменить основной ребризер на Dolphin. Затем Марк поднял бы основной ребризер на поверхность, заменил абсорбент и вернул бы на декостанцию. Вообщем посчитали, что 45 минут будет более чем достаточно для этой операции, и таким образом, если все пойдет по плану, Dolphin не надо будет вытаскивать из воды.

Ожидая сумасшедшего сезона дайвинга, погружение наметили на конец сентября, так как море в это время еще достаточно теплое. Также решили, что его надо провести в выходные дни. Последнее создало некоторые проблемы: как убедить людей, особенно дайверов, необходимых для поддержки в воде, что ради нашей затеи им стоит отказаться от субботнего вечера и целого воскресного дня и не пойти в местный бар после длинной рабочей недели. Это было нелегко, помогало упоминание цели (благотворительность) и то, что хозяин местного бара пообещал угостить всех за счет заведения, когда мероприятие завершится. В общем, в результате удалось собрать достаточно людей, чтобы сформировать команду дайверов поддержки и команду координаторов погружения на поверхности. Таким образом было выбрано 29-30 сентября, а выбор места погружения пал на бухту Кала Эн Форкат, Менорка.

Для проведения мероприятия следовало учесть многие физиологические и психологические факторы. После длительных дискуссий было решено начать погружение вечером, потому что так Симону было бы легче справиться с его ночной частью, как морально, так и физически. Кроме того, вечерний старт позволял провести наиболее холодную часть погружения сначала, а затем дневное солнце должно было прогреть воду. Поддержание температуры тела – один из основных физиологических и психологических факторов, с которыми необходимо было справиться и к которым следовало тщательно подготовиться. Симон проконсультировался с одним из ведущих производителей сухих костюмов в Великобритании – владельцами компании Otter Watersports. В результате был сформирован идеальный теплозащитный комплект для рекордного погружения, состоящий из утеплителя Otter Arctic Commercial 200 и легкого сухого костюма Otter Britannic Travelskin с рок ботами. Так же в борьбе с переохлаждением должен был помочь дополнительный шлем.

Второй важный момент – дегидратация организма. Был составлен план по предотвращению обезвоживания, но когда местный врач и дайвер д-р Зорилла предложил свои услуги, то он был радостью принят. Он составил план и придумал какие жидкости употреблять по ходу столь длительного погружения.

Естественно была проведена серия подготовительных погружений, чтобы отработать процедуру смены ребризеров, использование резервных систем и прочие моменты. Связь между рекордсменом, дайверами поддержки и командой на поверхности планировалось осуществлять с помощью записок, а при возникновении чрезвычайной ситуации Симон должен был выпустить на поверхность буй. Один дайвер поддержки должен был постоянно находиться рядом с Симоном, а второй быть в состоянии полной готовности на поверхности. Дайверы поддержки должны сменяться каждые полтора часа, а при замене ребризера два дайвера должны были помогать Симону с этой процедурой, а затем один из них должен был поднять использованный аппарат на поверхность для замены абсорбента.

За неделю до погружения все планы были полностью составлены, проведены все брифинги, завершено многочасовое смешивание газов, приведены в рабочее состояние сухие костюмы. В курс дела были введены местный отдел полиции, работники больницы и рекомпрессионной камеры. Так как погружение проводилось в целях благотворительности, журналисты местных газет, теле- и радиокорреспонденты горели желанием проинтервьировать участников. Это создало некоторые проблемы, так как все они хотели присутствовать при начале и при завершении погружения. Соответственно, команде надо было внимательнее следить за местом входа и выхода из воды, так как некоторые опасения вызывали телевизионные кабели. К счастью, никаких неприятностей не произошло, а лишь добавилось внешнее освещение, что несомненно повысило безопасность.

Благодаря информации об этом мероприятии в телеэфире, много зрителей пришло посмотреть на начало погружения, а к моменту его завершения их количество удвоилось.После того, как дайверы поддержки установили декомпрессионную станцию с двумя запасными баллонами и резервным ребризером, а так же были даны все указания наземной команде, можно было начинать.

Координаторы погружения на поверхности работали парами и сменялись каждые 4 часа. Они должны были следить за тем, чтобы дайверы поддержки вовремя входили в воду, обеспечивать их безопасный вход и выход из воды, а также следить за общей безопасностью, и, особенно, за тем, не появился ли на поверхности буй Симона. Помимо нескольких человек, умевших оказывать первую помощь и давать кислород, в команду поддержки вошли подруга Симона – Сюзи, квалифицированная медсестра, а также д-р Зорилла и его жена, тоже медсестра.

Как и ожидалось, первые несколько часов пролетели для Симона быстро, пара переключений баллонов прошли без каких-либо проблем, и первая смена ребризера была проведена в 03:00. Все шло по плану, но с 05:00 начались проблемы. Катетер Симона отсоединился от уринаторного клапана, правда к счастью, вне слоя утеплителя. Однако температура воды падала, а Симон к этому моменту уже 10 часов провел в воде и начал замерзать. Восход солнца ожидался где-то через 2 часа, и была надежда, что это поможет согреться. Симон написал записку и дайвер поддержки передал ее на поверхность. Ситуация еще не была критической, но лучше было бы перестраховаться и предупредить команду, чтобы они были готовы к проблемам и усилили свое внимание. Дайверы поддержки заставляли рекордсмена все время двигаться и делали массаж ног, что по ощущениям, как позже скажет Симон, было больше похоже на избиение!! Но это возымело действие, и координация значительно улучшилась. Кроме этого Симон придумал себе развлечение в виде решения в уме головоломок и, согреваясь теплым чаем, смог дождаться восхода. Первое препятствие осталось позади.

Дальше рекордсмен начал ставить перед собой цели, потому что одной частью своего существа он чувствовал, что, все это слишком тяжело, другая же часть говорила: «еще 1000 минут, и рекорд будет побит, затем доведи до 1100 мин и т.д.»

Погода была на благосклонна, день выдался великолепный, солнечное тепло согревало, и телу стало лучше. Симон продолжал много пить и настроение улучшилось, однако было четкое понимание того, что последние пару часов, когда солнце сядет, будет явно тяжко. Хотя к тому моменту тело, наверняка, будет переполнять адреналин!

В течение дня все шло по плану, все переключения прошли без проблем, и когда прошло уже 20 часов с момента начала погружения, настроение опять поднялось. Симон буквально чувствовал поддержку тех, кто ждет на поверхности. Несколько человек из числа зрителей даже спустились посмотреть на рекордсмена.

С заходом солнца началась финальная стадия погружения. Впереди было еще 3 часа, а тело Симона уже начало болеть от холода и судорог. Доктор продолжал посылать специальные напитки своему «пациенту», и рядом постоянно находилась команда трех дайверов, которые заставляли Симона пить и подбадривали его, сообщая, что собираются сбегать за барбекью. Одним словом, давали почувствовать максимально дружески поддерживали. В этот момент Симону казалось, что из него выходит в два раза больше жидкости, чем выпивалось, и его начала смешить мысль о том, ничего не подозревающем бедняге, который будет помогать снимать костюм.

Когда остался всего один час до конца, дрожь начала отступать. Это был плохой признак. В этот же момент начались проблемы с концентрацией внимания. На последние 15 минут погружения был запланирован переход на чистый кислород. Симон напомнил об этом своим страхующим, показав, куда устанавливать шланг, если вдруг не сможет сделать это сам. Кислород был всего лишь превентивной мерой, так как ни на какой стадии погружения вхождения в зону декомпрессии не было. Симон подплыл к декомпрессионной станции, чтобы отдохнуть, и друзья начали массировать ему руки и ноги для поддержания циркуляции крови. Время как будто замедлило свой ход. Наконец настал момент перехода на кислород, рекордсмен уже знал, что Он Сделал Это.

Поднявшись на поверхность, Симон сам вылез из воды и смог подняться по ступенькам. Шум был потрясающий – вокруг все хлопали и поздравляли.

С Симона сняли сухой костюм (не очень то и сухой внутри. ), и передали в руки д-ра Зорилла, его жены и Сюзи, которые положили его на импровизированную кровать и накрыли одеялами. Врачи замерили температуру тела, давление и пульс. Температура была очень низкой – всего 32 градуса, пульс 120, а давление 200/110. Симону дали еще подышать кислородом через маску, однако субъективно самочувствие было не очень плохое.

Через 20 минут врачи разрешили Симону сесть, и съесть суп, а через час было получено разрешение пойти и принять теплую ванную. Через полтора часа все жизненные показатели Симона стабилизировались. Погружение прошло очень успешно, без какого-либо ущерба здоровью рекордсмена или здоровью кого-либо еще.

Хотелось бы подчеркнуть, что если бы в любой момент погружения Симон или члены команды поддержки почувствовали, что оно опасно, погружение было бы прервано. К такому погружению нельзя подходить несерьезно. Оно требует тщательного планирования, координации и поддержки, несмотря даже на то, что проводится в мелкой воде.

Погружение Симона Таунсенда стало самым длительным погружением соло, самым длительным погружением с ребризером и самым длительным погружением в море.

ПРИЕМ ЖИДКОСТИ:

5-6 раз в час, затем к концу погружения +/- 2

Всего были приняты следующие жидкости и вещества:

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: